Три ноля
2 120

Первые люди, пришедшие на Галапагосские острова в XVI веке, были убеждены, что обнаружили настоящий Ад. Земля, подогреваемая раскаленной лавой изнутри и солнцем снаружи, мало помогала поселенцам устраивать новую жизнь. Низкая круглая луна, освещающая архипелаг ровно 12 часов каждую ночь, погружала маленьких животных и людей в возвышающийся почти до небес густой лес, который даже сейчас составляет почти всю территорию Галапагос. Государство назвало его заповедником, однако это не умалило влияния природы на цивилизацию. Здесь бережно сохранён мир первозданной природы.
Первым человеком, ступившим на эту землю, стал испанский епископ Томас де Берланга, корабль которого в 1535 году по чистой случайности отклонился от курса. Его поразили гигантские черепахи (в честь которых, кстати, и назвали остров), никем неизученные виды птиц, рыб. Ровно через 300 лет здесь появился корабль, на борту которого находился Чарльз Дарвин. Проведя на Галапагосах пять недель, он тщательно изучил животный мир архипелага, и именно здесь вдохновился созданием теории происхождения видов. Местные жители давно привыкли к экзотичной флоре и фауне, а зоологов до сих пор поражает богатая природа островов — постепенно архипелаг получил звание рая для разнообразных аборигенов, учёных, исследователей и поклонников экотуризма.
Волны опрокидывают тонны воды на рифовый берег, обросший салатовым мхом. Поблизости, как после наводнения, беспорядочно разбросаны игуаны, лежащие прямо друг на друге, без поворотов, без движений, почти без дыхания. Они могут существовать так несколько дней, ничем не питаясь, только выплёвывая солёную воду из носовой железы.
Рядом с ними в закручивающихся гребнях волн видны черные маленькие головы — морские котики. Они ныряют в море, доплывая до самого дна, где начинают тереться и валяться в белом песке.
Десятками, сотнями рыскают ребристые, рваные тела акул-молотов, прочёсывая охотничьи угодья. Медленно извивающаяся, длинная и неповоротливая тигровая акула несет на хвосте трех маленьких рыбок, присосавшихся к её гладкой, обтекаемой коже. А тысячи мелькающих кислотно-зеленых хвостиков мечутся в косяках, исчезая в бездонных пространствах Тихого океана.
Плавно работая ластами, всё это запечатлевают группы дайверов, приезжающих сюда именно в поисках живописных подводных видов. Они встречают стаю из нескольких десятков рыб-молотов или наблюдают, как морские львы дразнят белоперых акул, кусая их за хвосты.
Галапагосские острова гармонично, целенаправленно развиваются. Сформировавшись ещё шесть миллионов лет назад, они не раз ощущали на себе поступь редких видов животных и рептилий, только десять процентов которых обитает сейчас на Земле. Под влиянием тихой и беззаботной атмосферы островов, его обитатели до сих пор не боятся человека. Их можно трогать, гладить, рассматривать вблизи, соревноваться с ними в плавании. Но будьте осторожны: Управление Национального галапагосского парка с 2012 года вводит меры по контролю «сознательного туризма». Эквадор просит каждого путешественника внимательно и уважительно относиться к местному населению, к флоре и фауне, сохранившим редчайшие (если не единственные во всем мире) виды.
Здесь есть, за что переживать и чем, одновременно, гордиться. Иногда над островами зависает густой влажный туман — гаруа. Он беззвучно стекает по ребристым склонам: густой, похожий на мелкую крупу, рассыпающийся по ближайшим долинам. Внизу от ветра подрагивает кактус. Такой плотный туман, который с такой скоростью покрывал долины, сложно найти где-то ещё.
Экзотична и сохранившая первозданный вид амазонская сельва. Двадцать пять тысяч видов растений, более двух тысяч орхидей, около 400 видов рептилий, 320 разновидностей млекопитающих и более 1550 видов птиц — все это соединилось в восточной части архипелага, в Орьенте, покрытой непроходимыми, заболоченными джунглями. Это третье, ради чего едут на Галапагоссы: не валяться   на шезлонге, а забираться, переплывать, знакомиться, изучать окружающий мир.
Открытые для посещения с февраля 2012 года острова Изабелла, Санта-Круз, Сан-Кристобаль, Санта-Фе и Тагус Ков предлагают познакомиться с местными рыбаками, вулканологами, скалолазами и местными жителями, большинство из которых креолы — дети первопоселенцев. Говорят, эквадорцы — жуткие патриоты. Они обожают подчеркивать свое первородство и первенство, буквально, во всем. Они заботятся о земле, удобряя её, засеивая семенами редких фруктов и овощей, живя в своём замкнутом мире. Чего еще можно ожидать от людей, живущих на самом экваторе: за сотни километров от больших материков, политических и экономических переворотов. Для них абсолютно нормально, что минимальная температура в году составляет 21 градус, что из дома можно выгонять веником двухсоткилограммовую черепаху, и что в борьбе человека и природы априори побеждает вторая.
Поражающее любого приезжего равновесие местной жизни нарушается цепью двадцати вулканов, опоясывающих Эквадор, привнося в эту размеренную жизнь долю непредсказуемости. А бурные амазонские реки, кишащие пираньями и кайманами, делает эту спокойную страну привлекательной даже для Крокодилов Ганди нового времени.
Гид приносит умывальную раковину на ножках и ставит её в метре южнее экватора. Заткнув слив пробкой, он наливает в раковину воду, бросает в нее для наглядности несколько мелких листиков, вынимает пробку, и вода стекает, закручиваясь воронкой по часовой стрелке. Потом он переносит свою установку на другую сторону, повторяет эксперимент. Воронка закручивается в обратном направлении (что, собственно, жители Северного полушария, и привыкли ежедневно наблюдать). Затем раковина ставится на линию экватора: и теперь вода уходит сквозь отверстие отвесно вниз, маленьким водопадом, вовсе не образуя воронки.
Так же ровно, без крутых поворотов, проходит и жизнь Галапагосского архипелага на широте 0-0-0. Нулевая широта, нулевая доля в мировом сообществе и, соответственно, «ноль проблем».
http://vimeo.com/17051816
текст: Анастасия Новак
фото: Youroute.ru и Flickr.com

Три ноля
{{likesBlock()}}