Банк чувств
2 205

Париж — волшебство, и Париж — любовь, как это банально. Париж в первую очередь это ответ на мечту — взаимность. Город умеет показать каждому то, чего от него ждут. Помните песню Эдит Пиаф «Non, Je Ne Regrette Rien»? Так вот, включите её
Можете дождаться,  пока не подъедет такси с молодым водителем, которому, как и многим его ровесникам, хочется прославиться. Надеясь, что вы — известный продюсер, он громче включит кассету с неизвестными песнями на французском языке (в какой стране нет таких песен?). Сначала медленно напевая мелодию себе под нос, через пятнадцать минут он станет неугомонно перекрикивать певца. А потом и вовсе откажется от денег, лишь бы похвалили молодого талантливого исполнителя.
Тем временем за окном — ночные Елисейские поля. Каждый вечер на деревьях зажигаются тёпло-желтые гирлянды: тем же светом играют витрины, фары машин, фонари и свечи на открытых террасах ресторанов. Полную цикличность происходящему придает подсвеченная Триумфальная арка: Вы ведь знаете, что если идти от нее пешком прямо до Москвы, то путь приведет точь-в-точь под арку на Парке победы?
Париж полностью раскрывается только ночью. Французы — совы, и потому даже в восемь утра, прогуливаясь по серым площадям, мимо старых холодно-мраморных зданий, трудно увидеть массу людей, спешащих на работу. В магазинах продавцы в состоянии подойти к покупателю только после четырех часов вечера, мягко оттолкнувшись от стойки. Наверное, поэтому после утренней пробежки, в булочную меня пустили нехотя, а пекарь, выйдя из-за витрины, протянул мне пинцет: «Сама бери, деньги клади сюда, au revoir».
Это правда, что все помещения в Париже очень маленькие и узкие — китайцы здесь почувствуют себя очень комфортно. Есть что-то непередаваемое в узких длинных низких коридорах, с темными комнатами, тупыми и резкими поворотами, и с вездесущим особенным запахом лаванды и чистого белья буквально повсюду. На улицах держится выдержанное столетиями ощущение вечного Нового года. Каждый раз — предвкушение, в каждом помещении — музыка и танцы (естественно, ночью), а на узких каменных улицах, кроме мягкого, как будто покрытого тёмно-синим шёлковым покрывалом неба, с каждым обязательно произойдёт занимательный случай.
Ни за что не ходите к Эйфелевой башне днём, даже не смотрите на неё — иначе расстроитесь или испугаетесь. Серые, местами чёрные планки конструкции поскрипывают под легким нажатием, и забираться на неё совсем не хочется. Другое дело покататься на пароме мимо башни ночью — это момент славы дедушки Эйфеля. Пожалуй, с восхищением от звёздного блеска фонарей на каждом сантиметре серого металла может сравниться многое, но только на территории Парижа.
Нет более полного ощущения от города, кроме как на его окраине, рядом с Сердцем, точнее, с церковью Sacré Cœur. Панорама даёт подсказки для дальнейшего путешествия и возвращает приехавшему чувство ожидания, волнения, удовлетворения, кому-то ощущение прошедшей любви или забытой дружбы. Париж и его окрестности — один целый банк чувств и ощущений, который заманивает интересными предложениями, обманывает чувствами и словами, но только все равно возвращает их назад.
Каждый шаг по парижскому переулку чувственно более дорог, чем просмотр Моны Лизы в Лувре. Знаете, как переводится песня Эдит Пиаф «Non, Je Ne Regrette Rien»? Я не жалею ни о чём. Так вот, включите её.
текст: Анастасия Новак
фото: Youroute.ru и Southwind

Банк чувств
{{likesBlock()}}